«Поиск – это не работа, это – жизнь»

«Что дает вам поисковая работа?» – такой вопрос часто слышат поисковики от обычных людей. И здесь приходится сильно задуматься, чтобы ответить… Как можно описать постороннему человеку устройство космического корабля или жизнь муравейника? Когда-то, собирая одну из первых выставок военных артефактов, у нас встал вопрос – какое название дать этой экспозиции? И тогда родилось как-то само собой: «Поиск – это не работа, поиск – это жизнь». И, действительно, не хватит, пожалуй, и дня, чтобы рассказать о всей той многогранной жизни, которая собрала в поисковое движение огромное количество совершенно разных людей.

Для дела – личное время
Для справки: ПДР (поисковое движение России) объединяет более 42 тысяч поисковиков в 82 субъектах России. В Смоленской области организовано 72 поисковых отряда, с общей численностью бойцов более 700 человек.
Важнейшим направлением деятельности поисковых отрядов, конечно же, является поиск останков советских солдат на полях былых сражений Великой Отечественной войны. То, что поисковики «копают», знают очень многие. И презрительное «копарь» можно слышать от самых разных людей, далеких от настоящего поиска. Однако мало кто знает, что практический поиск – это только малая часть работы, которую проделывают поисковики. Кропотливая работа с архивными документами, документальной литературой, картами и аэрофотосъемкой, опросы жителей – все это предшествует выходам на местность. Установление имен солдат по смертным медальонам и подписным вещам, поиск родственников, поиск мест захоронения солдат для родственников, а потом – прием их в своих регионах, уход за воинскими захоронениями и памятными местами, встречи с ветеранами, детьми войны, современной молодежью с рассказами и показами военной истории нашей Родины… И это только самое основное из выполняемой работы.
Следует отметить здесь, что большая часть дел выполняется в свое личное время – выходные и отпуска, вечерами после работы. Оборудование, так необходимое для результативного поиска, делается своими руками и покупается за свои деньги. Редко когда удается компенсировать средства, затраченные на топливо для машины, продукты питания, ведь даже местные поисковые экспедиции могут длиться по нескольку дней.

Поймет не каждый
Для справки: ручной глубинный металлоискатель, без которого трудно надеяться на хороший поиск, стоит сейчас около 40 тыс. рублей, специальная поисковая лопата – до 2,5 тыс. рублей.
Большая удача, если поисковому отряду удается найти спонсора, поверившего в значимость проделываемых работ. Только редко это бывает. Поисковики – народ скромный, не привыкший кричать о своей работе на каждом углу… Да и понять необходимость поиска до конца можно только тогда, когда сам пройдешь не один десяток километров, сам поднимешь не один кубометр земли, найдешь своего солдата, бережно прикоснешься к его останкам, там, в лесу или поле, где принял он свою смерть от вражеской пули. У каждого в этот момент появляются какие-то свои мысли, а иногда и слова. Тяжело поднимать останки. А если погибших солдат в яме не один, и не два? Бывали случаи, когда приходилось поднимать и 29 воинов из одной заброшенной могилы. Это часы кропотливой, трудной и физически, и морально работы, при этом очень редко почва в таких местах бывает легкой и рассыпчатой.
Но, как только позволяет погода, по всем боевым регионам России начинаются раскопки и подъемы.

А надо ли их трогать?
Для справки: за активный полевой сезон, ежегодно, поисковиками Смоленской области поднимаются останки более 2000 солдат.
И каждый год кто-то обязательно задаст вопрос: а надо ли их трогать – тех, кто уж столько лет лежит в земле? Тех, кто уже и не люди вовсе, а просто – останки, кости… Может, пора оставить их в покое? Пусть остается память, обостряющаяся 9 мая и в Дни освобождения… Я не знаю точного ответа на этот вопрос. Но очень хочется отметить несколько моментов из поискового опыта нашего молодежного отряда. И пусть каждый сам определит для себя ответ.

Работая над одним из запросов с просьбой найти место захоронения солдата, выясняем, что нет такого места. Как такое может быть? Найдены неподтвержденные документально данные, что солдат, попав к врагу, взорвал себя гранатой. Хоронить просто было нечего… И деревни той, где это произошло, тоже уже давно нет. А родственники просят отвезти их хотя бы на то место, где была деревня, продолжают поиск, а вдруг найдется где-то в архиве документ, что их солдата все же где-то похоронили…

На одном из озер Демидовского района, возле заброшенной деревни, наши друзья-поисковики нашли заброшенные госпитальные могилы. Мы принимали участие в подъеме останков. Благодаря обнаружению останков младшего офицера, удалось установить весь списочный состав захороненных. Более 85 человек. На перезахоронение останков приехало не менее 100 человек родственников.

В одном из поисковых выходов были найдены останки солдата с медальоном. Удалось установить, что родом он из Новосибирской области. Были найдены и родственники – люди уже очень пожилые. Приехать на перезахоронение они по состоянию здоровья не смогли. Однако очень просили прислать им хотя бы фото могилы. Мы собрали им посылку: фотографии, землю с могилы, оформленный в рамку вкладыш смертного медальона. Люди благодарили нас безмерно, поздравляли несколько лет с Днем Победы…

У многих еще на памяти похороны солдата Фудашкина, считавшегося пропавшим без вести и найденного поисковиками под Одессой. Вся деревня Волково вышла проводить своего земляка в последний путь.

Место гибели роднит
Каждый год приходят письма с просьбами найти места захоронения павших на Руднянской земле солдат. Надо понимать, что для жителя Казахстана, Татарстана, Сибири или, например, Мурманской области название какой-то нашей, тем более уже не существующей, деревни вообще ни о чем не скажет. А поисковики очень хорошо знают свой край. И установить место гибели солдата не составляет порой большого труда. А как людям нужна эта точка. Когда сопровождаешь родственников к месту гибели, первичному месту захоронения солдата, каждый раз ощущаешь, насколько важна им твоя работа. Порой побывать на месте гибели для родственников важнее, чем на ухоженной братской могиле в центре города. Они делают фотографии для всей родни, которая не смогла приехать, везут землю с могил в родные для павшего воина места. Вот это настоящее понимание связи поколений, памяти своей личной военной истории. И очень важно участие в таких делах молодежи. Каждый раз стараемся организовать хоть непродолжительную встречу родственников солдата с юными бойцами отряда. Всякое бывало при этом. Были вопросы о том, не «пригнали» ли детей на эту встречу для «галочки», не платят ли деньги за такие встречи… Но чаще всего получается душевный, честный разговор. И прощаемся чаще всего, как очень близкие знакомые.

Свой общий солдат
Тема молодежи в поиске тоже неоднозначная. Чаще всего поиск для несовершеннолетних начинается вместе с родителями (нередко и папа, и мама являются бойцами поискового отряда). Здесь как бы все понятно – есть пример в семье, есть общие интересы. Но организуются и молодежные поисковые объединения.

Для справки: в Смоленской области существуют 8 поисковых отрядов, в состав которых входят школьники с 14 лет.
Из опыта работы в молодежном поисковом отряде можно отметить, что современная молодежь довольно четко представляет свои возможности. По крайней мере, из тех, кто пришел в отряд, единицы бросили поисковую работу. Остальные сумели прочувствовать всю серьезность, откровенность того, что делают. Это четко видно, когда даже самые отъявленные «шутники» и балагуры становятся исполнительными, ответственными и самостоятельными. Есть в поисковом деле одна особенность: трудно отследить насколько кропотливо и четко работает на раскопе каждый боец. Ведь все – от командира до простой девчонки-школьницы – обычно заняты работой. И здесь только от собственного ответственного отношения каждого зависит успех подъема останков. И это придает каждому настоящему, пусть еще и юному, поисковику и силы, и выносливости, и внимательности. Иначе ты долго в поиске не задержишься…
Очевидно, что без хорошего, настоящего руководителя подростков не объединить в отряд. Надо понимать, что поисковый отряд – серьезная единица, в которой существует понятие дисциплины, выполнения поручений командира, дежурства в период полевых выходов, а уж тем более – многодневных Вахт Памяти. Наверное, это и является краеугольным камнем объединения детей в поиске. Конечно, не последнее место занимает романтика, окутывающая поисковую работу не менее, чем туристские объединения. Но важнейшим моментом здесь стоит выделить реальную практическую работу, значимость которой ощущается постоянно – на торжественных актах перезахоронения останков, на встречах с родственниками, на выступлениях перед сверстниками с показом военных артефактов… Четко, как бы изнутри, понимают ребята свою причастность ко всей этой работе. Они показывают СВОИ военные артефакты, хоронят СВОИХ найденных солдат, которых они СВОИМИ руками укладывали в гробы накануне… «Жестко», – скажет кто-то. Да. И только так можно сейчас вложить в молодые умы понимание той, настоящей военной истории СВОЕЙ РОДИНЫ.
К сожалению, редко удается найти смертный солдатский медальон с читаемым вкладышем или подписную вещь с останками. И поэтому каждый успех принимается как общая заслуга всех участников поискового выхода.

Окончания, увы, не видно
Молодежь у нас очень хорошая. Шумная, непокорная, отчаянно самостоятельная порой, но, в нужный момент, способная мобилизоваться, набраться твердости и упорства для выполнения серьезного, ответственного дела. По крайней мере, все ребята, которые прошли через наш молодежный поисковый отряд за 8 лет, были такими. И большинство понесло дальше по жизни эту крупичку ответственного отношения к своей Родине, свое преломление современной жизни, фундаментом которой и сейчас, через 75 лет, остается подвиг наших дедов и прадедов. И сколько же их лежит еще безымянных, отмеченных в старых документах фразой «пропал без вести», в наших мирных полях и лесах, в огородах и у обочин дорог… И поэтому ждет поисковая работа новых ребят. Ждут, рассекречиваемые год от года, архивные материалы, требующие самых разных знаний – и компьютерных навыков, и географии, и истории – для организации поиска на местах боев Великой Отечественной войны. Так что работа продолжается, и конца ей, увы, не видно.

В. Седнев,
командир районного молодежного
ПО «Авангард»

Читайте также: