Прости меня, родина

Малая родина… При этих словах у каждого из нас перед глазами встает милый сердцу уголок, такой родной, близкий и неповторимый. Это место из того «прекрасного далёка», где прошло босоногое детство, где цвела душистая сирень, где собирали сладкие ягоды земляники и малины, а зимой пили чудесный чай всей семьей.

Еще одна русская деревня исчезла с лица земли. Это моя Красная горка. Деревня стояла на пригорке и была небольшой – всего двадцать дворов. Вокруг луга, луга, роща, речка – такая благодать. Почти все ее жители ушли в мир иной, кто-то пере­ехал в другие места.

Во времена нашего детства деревня была дружная и шумная. Помогали друг другу, жили будто одна семья. Взрослые трудились в колхозе от зари до зари, а мы, дети, делали посильную работу дома, а то и в поле помогали взрослым, зарабатывали «трудодни», ведь это были 50–60 годы. Поля были засеяны зерновыми и летом превращались в золотое море, где колосилась пшеница. Богатый урожай свозили на колхозный ток. Зерна на току были целые горы. В него хотелось окунуться и почувствовать ласковое тепло, запах хлеба, дороже которого нет ничего на земле. А какой вкусный хлеб пекла в русской печи, сложенной своими руками, моя мама – Шаволина Полина Ивановна, отработавшая в сельском хозяйстве 60 лет – главным ветврачом. Она все умела, все могла сделать.

Память сердца – она всегда с нами. Когда приезжаю на малую родину, мне становится стыдно. Дом смотрит на меня с укором, я его предала, бросила. А сколько таких «брошенных гнезд» по матушке России.

Прости меня, отчий дом, прости, родная деревня!

Т. Иванова, д. Кошевичи

(Иллюстрация В.В. Кузнецова)

Читайте также: