В далекий путь к родному человеку

В последние июньские дни в наш район приехали жители Казахстана Абдолкерей Гимранов с женой. Цель их приезда – посещение братской могилы в д. Распопы, где захоронен родной дядя Абдолкерея – Саткан Жумажанов.

Встречей гостей, размещением занималась зам. Главы района В.А. Романенко, а сопровождали их в поездке работники Руднянского исторического музея и редакции газеты «Руднянский голос».

У всех дедов, родителей, да и всего рода Абдолкерея долгие годы была одна мечта, одна задача, одно не выполненное главное дело, которые не давали им жить спокойно и вполне счастливо. Они ничего не знали о судьбе своего родственника Саткана Жумажанова, ушедшего на фронт в 1942 году в 19 лет.

В семье, как реликвия, хранятся письма Саткана, в которых 19-летний парень дает советы и рассуждает, как умудренный опытом человек. Во всех строках сквозит искренняя забота о близких, переживания за них. Например, в одном он советует корову зарезать, тогда мяса хватит на всю семью, чтобы перезимовать и не голодать. На все возражения: не думай о нас – мы дома, лучше береги себя, Саткан отвечал: я не один, я – с народом.

Осенью 1943 года пришло извещение, что Саткан Жумажанов пропал без вести. Отец Абдолкерея – фронтовик, был снайпером на войне. И в том же 43-м его привезли домой после тяжелой контузии. Родные выхаживали его два года. Выздоровев, он потом долгое время работал учителем в местной школе, а затем воспитателем в интернате. Так вот отец не оставлял попыток найти родного брата, писал маршалам Гречко, Устинову, всюду отправлял запросы, но ответы приходили неутешительные. И только когда появился интернет и на сайтах выложили фамилии всех участников войны, родные узнали, что Саткан погиб в бою при освобождении деревни Шатилово и похоронен в братской могиле в д. Распопы.

И порадовались, и поплакали одновременно. Но дело не считали завершенным, пока не посетят места, где пролил кровь родственник, не поклонятся его могиле, не привезут туда и оттуда горсти земли. На семейном совете решили собирать в дальнюю неизвестную дорогу Абдолкерея. Он хорошо знает русский язык, в 79–81 годах проходил срочную службу в г. Одинцово Московской области. Кроме того он – один из старших и уважаемых людей их семьи.

…В Распопах нас уже ждала Глава Понизовского поселения Брагина Т.В., которая подробно рассказала об этом святом месте, об истории всех памятников, здесь установленных. Затем уже в поминальной беседке мы рассматривали фотографии Саткана, его письма. Абдолкерей подробно снимал все на видео, сделали снимки возле могилы – их с женой и всех, кто принимал участие в поездке. Он рассказал, что дома его с нетерпением ждут многочисленные родственники. Уже изготовлен памятник, который по его возвращении будет после общей молитвы установлен на родине Саткана.

По дороге в Рудню мы заехали в Микулино, а потом к «Катюше» и к бюсту М.А. Егорова.

Мой новый знакомый заказал в ритуальных услугах мемориальную доску своему дяде с просьбой установить ее возле братской могилы в Распопах и прислать ему видео после установки, что мы и сделали с нашим фотокором.

Приезд Абдолкерея Гимранова в Рудню – это тоже своего рода подвиг. Надо было согласовать десятки вопросов, оформить немало бумаг, чтобы проехать через закрытую в связи с ковидом границу. Его не остановила тяжелая болезнь – сразу по приезде в Актау он лег на операционный стол. Ни материальные расходы, ни неизвестность, ничто не повлияло на решение Абдолкерея. Ему весь род (и умершие, и живые) поручил эту миссию, и он любой ценой должен был ее выполнить. И выполнил.

…Не знаю, как это объяснить, но со всеми родными погибших, которых встречала я, – из городов Харькова, Минска, Владимира, а теперь и Актау, у меня завязываются теплые отношения, мы продолжаем поддерживать связь годами. Наверное, роднят нас эти могилы и души тех, кто в них покоится. Абдолкерей, поняв, что мне трудно запомнить и произносить его имя, первым перешел на обращение «сестра», а следовательно, с моей стороны «брат». И сразу как-то проще и душевнее продолжилось наше общение.

29 сентября, в День освобождения нашего района от немецко-фашистских захватчиков, повезу цветы в Распопы – неизвестному и знакомому мне теперь Саткану Жумажанову, так и оставшемуся на той далекой войне 20-летним парнем, не успевшим продолжить свою ветку древнего рода, но написавшим одну из героических страниц его истории.

Людмила Азаркевич
Фото Сергея Соболева

(Опубликован в газете «Руднянский голос» № 38 от 23 сентября 2021 года.)

Читайте также: