Память – в добрых делах

Дом и три его поколения
Родившаяся в конце 19 века Павла Версина, в замужестве – Романкевич, начальную грамоту получила в организованной княгиней Волковой школе для детей-сирот. Здесь учили не только письму, чтению, но и шитью, вышиванию, составлению букетов и многому другому, что может пригодиться девушке в дальнейшей ее, семейной жизни. Из школы способную, умную Павлу рекомендовали для обучения в Оршанскую семинарию, после окончания которой в 1918 году с дипломом учителя начальной школы уже не Павла, а Павла Ивановна приступила к своим непосредственным обязанностям – учить детей. Вскоре она познакомилась со своим будущим мужем.
У супругов один за другим – в 1922 и 1925 годах родились сын Александр и дочь Нина. Возможно, семья росла бы и дальше, но мужа арестовали по доносу. После суда вроде бы видели его на строительстве Беломорканала, больше о его судьбе ничего неизвестно. Сгинул человек без следа.
Павла Ивановна продолжала учительствовать, растила детей. Замуж так больше и не вышла.
Жажда знаний, желание получить высшее образование способствовали ее поступлению на заочное отделение педагогического института в Смоленске. Но смогла окончить только один курс, началась Великая Отечественная война. Сына призвали на фронт, воевал, вернулся. Нина была связной, а потом разведчицей в особом партизанском отряде.
После окончания войны, сын Павлы Ивановны уехал на заработки в Донецкую область, да так там и прижился. А дочь Нина вышла замуж за окончившего Минское военное артиллерийское училище Михаила Якуненкова и колесила с мужем, детьми по гарнизонам. Завершив военную карьеру, Михаил Савельевич обосновался с семьей в Руднянском районе, первое время жили у Павлы Ивановны, которая работала учителем в Шеровичской школе. А когда по партийной линии Михаила Савельевича направили председателем в самый отдаленный колхоз «Победа» с центром в д. Никонцы, на семейном совете решили детей Володю и Ирину оставить у бабушки по той простой причине, что в Шеровичах рядом школа-восьмилетка, а в Никонцах на тот период имелась только начальная с одним учителем на все классы. Оба – внук и внучка – окончили восемь классов в Шеровичах под неусыпным оком бабушки. Павла Ивановна помогала им справляться с домашним заданием. Следила, чтобы учились хорошо и в старших классах. Любя и жалея, воспитывала в строгости.
Внуки выросли, поступили в институты. А бабушка старела и в 1979 году ее не стало. Родители, чтобы дом надолго не оставался бесхозным, переехали жить в Шеровичи. Ирина Михайловна, к тому времени окончив естественно-географический факультет Смоленского пединститута, продолжила дело бабушки, пришла на работу в Шеровичскую школу.
Не столько словом, сколько делом Ирина Михайловна показывала своим ученикам пример уважительного, заботливого, доброго отношения к старшим – к родителям. Почти ежедневно после занятий она сначала навещала их, и только потом ехала домой, в Рудню, к семье, к мужу и двум своим сыновьям. Когда мать болела, Ирина Михайловна помогала отцу ухаживать за ней. А позже взяла на себя заботы о пожилом отце, практически не оставляя его одного. Первыми помощниками, конечно же, были и муж, и дети.
Когда отец оставил этот мир, решили дом, такой родной, полный теплых воспоминаний о детстве, юности, о родных людях, – не продавать. Подремонтировав, подновив его, уже Ирина Михайловна, как когда-то родители, вместе с мужем Николаем Васильевичем переехала в Шеровичи на постоянное жительство. Квартиру оставили сыну Алексею, второй сын Александр выбрал Смоленск. Так что дом Павлы Ивановны живет с третьим поколением ее рода.

Флоксы, которым сорок лет
С Павлой Ивановной Романкевич я познакомилась в начале 70-х годов прошлого века, выполняя редакционное задание – написать о ее увлечении. Известный в районе цветовод Павла Ивановна принимала активное участие в районных и областных выставках цветов, была награждена Почетными грамотами Центрального Совета Всероссийского общества природы, Дипломами 1-ой, 2-ой, 3-ей степени. С помощью журнала «Цветоводство» она познакомилась со многими любителями цветов по всему Союзу. Ей присылали семена, корешки из Молдавии, Украины, питомников Москвы, Краснодара… Первые южные розы в районе зацвели у Павлы Ивановны. Она их берегла и лелеяла, как малых детей.
У нее одной из первых в районе появилась такая невидаль, как махровые тюльпаны. Кстати, потомки тюльпанов и нарциссов, посаженные Павлой Ивановной, как и флоксов, пионов, цветут как и раньше на приусадебном участке. До сих пор растет куст ее жасмина, в нем весной заливается соловей, которого она так любила слушать ранним утром. Вставала женщина с солнышком. «Тихо. Росисто. Остро пахнет цветами – просто пьянеешь от множества запахов, и каждый цветок – это чудо. Смотришь – и не устаешь любоваться», – говорила с восторгом Павла Ивановна. А еще они с зятем, Михаилом Савельевичем, ездили в питомник, привезли яблоньки и посадили большой сад. По-прежнему радуют обильными урожаями коробовка, коричневка, белый налив, антоновка, пепин… Ирина Михайловна вместе с мужем, сыновьями не только ухаживают за старым садом, но и подсаживают новые сорта. Сохраняет Ирина Михайловна и все цветы, кустарники, когда-то с любовью посаженные бабушкой.
Мне в память о Павле Ивановне остались темно-вишневые флоксы, подаренные в конце той давней встречи. И хоть прошло сорок лет, но каждое лето первые распустившиеся цветки будят вспоминания об этой удивительной женщине. Флоксы Павлы Ивановны цветут во многих палисадниках в Шеровичах, Рудне и даже в Красноярске, куда небольшой кустик увезла от меня одноклассница Лариса Лосенкова.

Павлинина остановка
Память о себе Павла Ивановна оставила и всем жителям Шерович – детям, внукам, правнукам своих бывших учеников.
Пригородная деревня протянулась почти на два километра, а остановка городского автобуса была только одна, в центре. Едут люди мимо дома, а потом возвращаются назад пешком, нагруженные сумками, а пожилые, не только тратя время, но и драгоценные силы. Давно стоял вопрос узаконить остановку в начале деревни. Но, как обычно, поговорят, повозмущаются, а желающих взять инициативу в свои руки и довести дело до конца – не находится. Последней каплей для Павлы Ивановны стала картина, когда больного человека везли больше километра на санках до остановки, а автобус не пришел, и те же санки тащили обратно. И больной замерз, а еще больше устали родные. Романкевич не выдержала, написала убедительное письмо, собрала подписи и сначала отправила его в райком партии, а потом и сама пришла на прием…
Городской автобус первую остановку стал делать в начале деревни, а народ быстро по праву окрестил ее «Павлининой». На протяжении почти четырех десятилетий поменялся не один кондуктор, водитель автобуса, а вопрос: «На Павлининой выходит кто?» остается неизменным.
Вот так скромный человек, но неравнодушный, остается добрым делом, увлечением в памяти народной.

Людмила Азаркевич

Читайте также: