P41
P42
p5090228
p8040302
p9220410
pamyatnik
sany5004
vokzal

Общество и власть

От деревенского паренька до генерала

Его фамилия занесена в книгу «Знаменитые люди Санкт-Петербурга», где, в частности, указано: «Барашков Петр Николаевич, военный деятель, кандидат военных наук, профессор, почетный радист СССР, генерал-лейтенант…» Но далеко не все знают, что он наш земляк, родился и вырос в Руднянском районе. П.Н. Барашков давно живет в городе на Неве, однако никогда не терял связи со своей малой родиной. В очередной приезд в Рудню к брату и сестре он любезно согласился на эту беседу (на фото П.Н. Барашков возле Стены Героев в Рудне, июнь 2016 года).
b_0_0_0_00_images_IMG_2381.jpg
– Петр Николаевич, как Вы понимаете, нас в первую очередь интересует Ваша жизнь в Руднянском районе…
– Родился я 5 января 1935 года в деревне Мервино. Это недалеко от Карташевич. Мой отец Николай Иванович одно время заведовал амбарами в нашем колхозе имени Ворошилова. Тогда в округе́ располагалось 10 деревень, и в девяти из них был свой колхоз. В 1939 году его призвали в армию для участия в освобождении Западной Белоруссии и Западной  Украины, а затем отец участвовал в финской кампании. Получил ранение. Лечился в госпитале. Началась Великая Отечественная война. Отец оставался в армии, и ему опять пришлось воевать. Мы остались вшестером: мама Анна Егоровна, бабушка по линии отца Александра Савельевна и четверо ребятишек. Кроме меня к тому времени в семье был старший брат Владимир (он с 1931 года рождения) и младшие Зинаида и Анатолий. В таком составе мы встретили оккупацию.
– Вы хорошо помните войну?
– Конечно. Ведь я уже был ладным мальчишкой. Немцы появились в Мервино в начале июля 41-го. Как на параде, проехали по деревне на мотоциклах, танкетках. Потом обосновались в Карташевичах. У нас хозяйничали только днем, видимо, боялись партизан. На колхозном дворе разворачивали полевые кухни. Часто заходили  в хаты. Обычно требовали продукты: «Матка, яйко, млеко…» А в сентябре угнали весь скот: лошадей, коров. Перестреляли кур. Особенно тяжело нам стало к концу 1941 года. Голодно, холодно. Как-то держались, помогали друг другу. Помню освобождение в 1943 году. Подходил фронт. В тот день мы прятались  в овраге у ручья. На окраине деревни появились три советских танка. Враг яростно вел обстрел деревни Мервино с гор у Карташевич. Видимо, осколок попал в нашу хату, и она сгорела дотла. Поздно вечером мы, жители улицы, ушли от линии боев в Селивоненки и Столяры, где находились более двух недель. 
В середине сентября пришли советские войска. В нашей местности стоял артиллерийский полк. В Столярах располагался штаб. Я как-то прибился к нему. Был на побегушках, посыльным. Командир писал записки с указаниями, а я разносил их по батареям. Мне даже сшили военную формочку. Хорошо кормили, до сих пор помню вкус тушенки, видимо, американской. Понравился военный уклад жизни. Уехал с подразделением дальше. Стал что-то вроде сына полка, в котором пробыл около трех месяцев. А к декабрю меня из Лиозно привезли домой, ведь надо было учиться. Уже после войны в Мервино иногда приезжал бывший капитан СМЕРШа Петр Иванович Матвеев. Он водил нас на речку, угощал чем-то вкусным, рассказывал о службе. Видимо, вот это общение с офицерами и предопределило мой будущий выбор профессии.
– Ваш отец вернулся с войны?
– Да, он остался жив. Хотя те, кто уходил на фронт в 41-42 годах, как правило, погибали. Отец опять получил ранение и после госпиталя весной 44-го его по состоянию здоровья списали вчистую. По возвращении домой сразу назначили председателем колхоза в Тубольцы. Он и жил там. Мы его очень редко видели, может, раз в месяц. В это время нам построили новый дом в Мервино. В 1947 году отец стал заместителем председателя нашего колхоза имени Ворошилова. Тогда им руководил  Большаков Алексей Никифорович. И с 1948 года, после отмены карточек, жизнь начала быстро налаживаться. В начале 50-х годов стали платить деньги – 10 рублей 20 копеек за трудодень. Существовала и натуроплата. Хорошо зарабатывали на льне, которым у нас засевали значительные площади. В колхозных конюшнях уже было около сотни лошадей. Кстати, коневодством одно время заведовал отец. В нашей семье появились еще двое детей: в 49-м – сестра Тамара, в 55-м – брат Николай.
– Как продвигалась Ваша учеба?
– Ее я совмещал с упорным, напряженным трудом дома и в колхозе. С конца 1943 года посещал начальную школу в Мервино, в которой учились и ребятишки из соседних деревень – Пучиков, Дементеево, Тимошенок… Помню своих первых учительниц Веру Филимоновну Шарыкину и Анну Алексеевну Большакову. Директором школы был Лапеченков Иван  Кузьмич. Нелегкое было время. Всего не хватало. В ноябре еще ходили босиком. В 1947 году, после окончания 4-х классов, я и дети из Мервино пошли учиться дальше – в Карташевичскую семилетнюю школу. Напрямую, через речку туда добирались за 2 километра. В школе в ту пору было 2 пятых, 2 шестых и один седьмой класс. Ведь переростков после войны хватало. Возглавлял школу Баранов Андрей Ильич. Он же преподавал русский язык и литературу. На семи классах образования  я не остановился. Продолжил учебу в Микулинской средней школе, которая располагалась как раз напротив церкви. Жажда к знаниям была очень сильной. В шесть часов утра – подъем, и пошел: 10 километров туда и столько же обратно. Зимой дорогу иногда заметало. На это время я снимал жилье в Микулино. В 1953 году окончил среднюю школу. Решил связать свою жизнь с армией. Ведь ко всему имел уже первые разряды по стрельбе, бегу и лыжам. Поначалу поступал в Кустанайское военное училище летчиков. Не прошел по здоровью,  кровяное давление было не в норме. Может быть, сказалось то, что уже с 12 лет я стал активно косить в поле. А еще летом ходили за плугом.
– После такой неудачи Вы не опустили руки? 
– Несмотря ни на что я осуществил свою мечту. Осенью того же 1953 года поступил в Муромское военное училище связи. Получая 75 рублей довольствия, не забывал часть денег из этой, в общем-то, скудной суммы отсылать матери. И потом, будучи офицером на разных должностях, продолжал это делать. С моего  оклада финансовая часть по договору автоматически снимала определенную сумму и отсылала по известному адресу матери.
В 1956 году с отличием окончил это училище. Кстати, за это время стал кандидатом в мастера спорта по лыжам. Как отличник, имел право выбора дальнейшего места службы. Я выбрал группу войск в Германии. Служил в городе Иена, где находился известный цейсовский завод. Был командиром радиовзвода, командиром радиороты. В 1967 году с отличием окончил военную Академию связи имени С.М. Буденного. Командовал сначала отдельным батальоном связи танковой дивизии, затем полком связи танковой армии. В 1972-73 годах являлся заместителем начальника войск связи армии. В 1975 году с отличием окончил военную Академию Генерального штаба, и меня направили начальником войск связи 39-й общевойсковой армии в Монгольскую Народную Республику, где прослужил 3,5 года.
– Знаете, я ведь в 82-83 годах проходил срочную службу в Монголии в мотострелковом полку, дислоцировавшемся возле города Сайн-Шанд…
– Занимая такую должность, я объездил Монголию вдоль и поперек. Пустыня Гоби – она неоднородная, есть речки, пересыхающие и не пересыхающие. Но там, где вы служили, действительно, по сути, была голая местность.
– Военные люди долго не сидят на одном месте…
– Да, в 1978 году меня назначили начальником войск связи  Сибирского военного округа. С 1982 года я был начальником командного факультета военной Академии связи, в Ленинграде, с 1983 года – заместителем начальника этой Академии, а с 1988 по 1992 год – ее начальником. В то время начальников военных Академий утверждал лично министр обороны.
– Видимо, после госпереворота в августе 1991 года Вас просто «ушли»?
– Нет, я еще в самом начале 90-х видел, что история поворачивается вспять. Ведь со своих постов уже смещалось высшее военное руководство. Поэтому после августовских событий я сразу позвонил  тогдашнему начальнику Генерального штаба, с которым имел прямую связь. В декабре он прислал своего представителя. Мы побеседовали. А весной 92-го мою и еще группы высших офицеров  просьбу об отставке удовлетворили.
– У Вас завидный послужной список. Кроме того, я знаю, что Вы являетесь автором более 20 научных работ, в том числе монографий «Применение сетевых методов для разработки нормативов развертывания и функционирования элементов системы управления войсками объединений», «Методология оценки эффективности системы управления объединения» и других.
– Добавлю, что в 1986 году я стал кандидатом военных наук, в 1990-м – профессором. В 1988 году мне присвоили звание генерал-лейтенанта. Имею награды: орден Красной  Звезды и медали. В 2001 году Российская Академия естественных наук вручила  мне почетную награду «Крест за заслуги». 
– Личная жизнь у Вас тоже сложилась?
– Моя жена Алла Ивановна (в девичестве Емельянова) родом из Карташевич. Вместе учились в местной семилетней школе. Она на год младше меня. Поэтому не удивительно, что в очередной мой приезд в отпуск в 1958 году мы решили пожениться. У нас родились две дочери: в 1960 году – Лариса, в 65-м – Наталья. Конечно, семье вместе со мной пришлось помыкаться по гарнизонам. Жена после продолжительной болезни умерла 2 апреля 2013 года. Ее тело доставили из Санкт-Петербурга и похоронили на кладбище в Мервино рядом с моими родителями. Старшая дочь обосновалась в Одессе. Ее муж после  операции умер в 2010 году. Имеет дочь Ольгу. Моя младшая дочь проживает в Питере. У нее двое детей: дочь Екатерина и сын Кирилл. Муж и она заканчивали институт связи в Ленинграде. Ее муж погиб в 2007 году.
– У Вас много родных. Что им уготовила судьба, которую, впрочем, мы делаем сами?
– Сначала скажу, что отец умер 8 сентября 1984 года, мать – 6 февраля 1997 года, бабушка Александра Савельевна – в марте 1957 года. 
Старший брат Владимир Николаевич, пожалуй, был самым умным и талантливым из нас. После окончания с красным дипломом торфяного техникума тоже связал свою жизнь с армией. Закончил с отличием зенитно-артеллерийское училище. Служил в системе противоракетной обороны. Одно время мы даже вместе учились в Академиях. Потом его перевели в Москву. Был начальником оперативного отдела корпуса ПРО в Кубинке. Умер 4 декабря 2014 года. Похоронен там же, в Кубинке. У него остались дочь и внук. 
Сестра Зинаида Николаевна пустила корни в Рудне. Много лет отработала продавцом в хозяйственном магазине. Живет на улице Пирогова. В 2009 году у нее умер муж, в прошлом году – сын. Дочь с супругом и сыном обосновались в Смоленске. 
Сестра Тамара Николаевна – жительница Понизовья, тоже трудилась  по торговой части. Сейчас на пенсии. Живет с сыном. 
Брат Анатолий Николаевич после срочной службы в армии поехал по комсомольской путевке в Сибирь на заработки. В Новокузнецке строил химический комбинат. Умер скоропостижно в 2003 году. 
Самый младший брат Николай Николаевич уже на пенсии, но еще работает. Живет в Рудне. Я всегда  у него останавливаюсь, когда приезжаю на малую родину.
– Скажите, за счет чего Вам, простому деревенскому пареньку из глухой провинции, удалось подняться до таких высот?
– Возможно, сказалось мое природное упорство при достижении поставленной цели. Но главное – это чувство ответственности. Ведь нужно было кому-то в большой семье брать инициативу на себя, чтобы поддерживать остальных. А я был одним из старших. И сейчас, кому требуется, помогаю.
– Мы с Вами вот уже целых три часа без перерыва беседуем, а Вы все еще выглядите весьма бодрым…
– Нет, возраст дает о себе знать. К тому же мою жизнь сладкой не назовешь. В отпуске в последний раз был 26 лет назад. В 1990 году мы с женой отдыхали в Трусковце в ведомственном санатории. Три года назад находился на грани жизни и смерти… Своим сказал, чтобы, как стану слабеть, отвезли меня в Рудню. Здесь я уже купил однокомнатную квартиру на улице 19-й Гвардейской дивизии. А пока являюсь консультантом в учебном отделе родной Академии связи в Питере. К слову, окна моей трехкомнатной квартиры выходят прямо на это учебное заведение.
– Петр Николаевич, мне было очень приятно и лестно с Вами познакомиться и побеседовать. Большое спасибо за эту встречу. Здоровья, оптимизма, всяческих благ Вам!
С. Антопольский