P41
P42
p5090228
p8040302
p9220410
pamyatnik
sany5004
vokzal

Общество и власть

«Мы идем за романтикой»

b_0_0_0_00_images_123masha.jpg

Телефонный разговор о геологии, Санкт-Петербурге и вдохновении

Пасмурная погода за окном необыкновенно располагает к работе. Я сажусь за стол, открываю ноутбук, чтобы написать рвую фразу: «Мы продолжаем рассказывать читателям о талантливых студентах нашего района…» И нет проблемы в том, что героиня этого номера сейчас находится в Санкт-Петербурге. Включаю интернет, запускаю приложение Контакте», и уже через несколько секунд в телефонной трубке слышу знакомый уравновешенный голос. Дорогие итатели, рада представить вам Марию СЫРОЕД – студентку третьего курса Санкт-Петербургского горного университета. Думаю, на страницах «Руднянского голоса» вы не раз встречали ее публикации. Пришло время узнать их автора поближе.
 
– Маша, честно сказать, я не помню, когда мы с тобой познакомились. Одно из воспоминаний – маленькая девочка в чешках и воздушном платьице на сцене. Ты занималась хореографией, верно?
– Да, школьное время было достаточно насыщенным, чем я только не увлекалась! Девять лет посвятила школе искусств, пять из которых училась на хореографическом отделении и четыре – на художественном. Во втором классе мама записала меня на танцы, я начала заниматься, еще и привела своих одноклассниц за компанию. Так мы протанцевали 5 лет, получили дипломы, и я решила, что больше не хочу связывать с этим свою жизнь. После выступлений испытывала большую радость, а вот на сцене мне было постоянно страшно. Я боялась и боюсь публики до сих пор. Потом задалась вопросом: «А что я умею еще?» На фортепиано было идти поздно. Почему бы не заняться рисованием? Вместе с бабушкой мы пошли в наш старый дом искусств на Набережной. Мне там понравилось: все такое маленькое, домашнее, уютное...
– В актовом зале, где обычно занимались художники, по средам проходили уроки оркестра. Всегда было интересно снять с композиции для натюрморта какой-нибудь предмет (яблоко, например) и повертеть его в руках. Потом за такие проделки здорово ругали!
– Конечно, это целая история. Нас тоже ругали: мы в первом классе были непонятливые, хотели все потрогать. Кто-то умудрялся эти картонные яблоки и груши надкусывать… Вообще говоря, я любила академический рисунок и живопись. В конце 10 класса, когда я оканчивала художественную школу, Татьяна Юрьевна Шебеченкова предложила организовать выставку моих работ за все четыре года. Выставку торжественно открыли в культурном центре, она просуществовала несколько недель.
– Ты долгое время была членом поискового отряда «Авангард». Скучаешь по нему?
– Очень скучаю. Поисковый отряд не стоит относить к хобби. Знаешь, это что-то особенное, о нем стоит сказать отдельно. Однажды к нам в класс пришел Виктор Николаевич Седнев, показал нам фильм и презентацию о поисковой работе. Меня с подругой так впечатлил его рассказ, что мы сразу же записались. Стали ходить на собрания, но на первую вахту было не так просто попасть. Виктор Николаевич давал нам какие-то задания, которые к поисковой работе относились очень косвенно. Просто он проверял нас на стойкость, прочность, верность. Он хотел понять, какие мы люди и сможем ли по несколько дней жить в палатках, а тем более поднимать останки  солдат, которые 70 лет находились под землей (не каждому на это хватит нервов и сил). Так как сейчас я учусь в Петербурге, нет времени приезжать на вахты. Часто вспоминаю об этом…все-таки работа в отряде – очень важная часть моей жизни.
– У тебя оставалось время на учебу?
– Да, я училась хорошо, занималась научной деятельностью, окончила школу с золотой медалью. Учеба мне нравилась. Нравилось и то, что в школе дружеская атмосфера, ведь в нашем небольшом городе все друг друга знают. Чего не скажешь о Петербурге. Иногда мне не по себе – в толпе лишь незнакомые лица, не с кем поздороваться. Проблема таких вот людей из провинции...
– Скажи, в какой момент ты решила поступать в горный университет?
– Долгое время я не могла понять, чем я хочу заниматься. Меня бросало от литературы до физики и от физкультуры до химии. Мне неплохо давалась математика, и в конце концов я решила, что профессия должна быть с небольшим техническим уклоном (к слову, я считаю, что технари управляют миром!). Хотелось, чтобы она была мало связана с бумагами, чтобы я осознавала важность будущей работы. Ничего подходящего в Смоленске я не смогла найти. Поэтому остановилась на горном университете. Изначально никакого представления об этой специальности у меня не было. Конечно, все мы выросли на фильме с Высоцким. Мне казалось, я буду только ходить по горам, месяцами не мыться, жить у костра и общаться с бородатыми дядьками. Потом стала много читать о геологах, воодушевилась.
– И чем же занимается современный геолог?
– Геология со времен СССР довольно-таки продвинулась. Я учусь по специальности «прикладная геология», а моя специализация – «геологическая съемка, поиск и разведка месторождений полезных твердых ископаемых». Геологическая съемка заключается в том, чтобы картировать геологические подразделения. Основная работа была проведена в советское время, в 60-70 годы, но откартировано далеко не все. Например, большая часть Сибири до сих пор труднопроходимая, залесенная, со спутников ничего не видно. Геологи сплавляются в основном по рекам Сибири, высаживаются на берегах и картируют то, что видят. Поэтому сейчас создаются карты нового поколения, двухсоттысячного и миллионного масштаба. Геологи работают с теми местами России, которые еще не откартированы, чтобы понять, какие породы там вообще присутствуют. Но в большинстве своем нас после выпуска ждет работа на месторождении, на самой эксплуатации полезного ископаемого. Кто-то будет работать в рудниках, проверять качество сырья, кто-то заниматься опробованием, другие – минеральным и химическим анализом.
– Вы уже познакомились с профессией на практике?
– После первого курса мы путешествовали с руководителем по Ленинградской области, смотрели различные отложения, которые относятся к северо-западной зоне. С собой брали полевые дневники, компас, карты, рулетку и работали с отложениями горных пород, описывали, какую мощность они составляют, что за чем идет, потом все наносили на карту, заполняли журналы. Главная цель – закартировать местность. Обязательно отбирали образцы: если кому-то хочется проверить, почему мы провели геологические границы таким образом, мы говорим, что в данной точке у нас, например, такой-то известняк. Даем журнал образцов, ищем в коробке подписанный образец и даем его в руки. Тогда в нашей работе не сомневаются. Но эта практика была рекогносцировочная, то есть ознакомительная. Интереснее всего было после 2 курса: мы ездили в Крым за счет Горного университета на 5 недель. Здесь уже занимались чем-то более-менее настоящим. С утра ехали на полигон, в горную часть Крыма (все это происходило в Бахчисарайском районе). Сначала нам показывали местность, а все остальное время мы сами работали на участке, который должны были описать.
– Геолог смотрит на мир как-то по-особому? Как ты считаешь?
– Мне кажется, геологи, как и все, кто относится к естественно-научному профилю, по-особому относятся к природе. Мы любим свежий воздух, мы любим солнышко. И дождик, кстати, мы тоже любим. И все нам нипочем. Хотим быть ближе к естественной среде обитания – там, где меньше людей, меньше суеты и шума, больше животных и деревьев. 
Мы идем за романтикой (в том числе я пошла из-за романтизации образа, за звездами, за гитарами, палатками). В Крыму так и было: база находилась на берегу моря, после маршрута – отдых, камеральные работы (обработка информации, которую собрали в течение всего дня), снова море. Замечательно проводили время!
– Всем бы студентам такую практику, и не только геологам!
– Не всем. Это тяжело эмоционально, особенно если ты девчонка. Потому что многие боятся высоты, где-то приходится ходить по задернованным участкам, где-то есть опасные растения, где-то можно упасть. Многим не нравилось, было страшно, где-то и больно. Но меня все устраивало.
– Как тебе учеба в университете?
– Первое время было очень сложно. В школе я привыкла к тому, что нужно обязательно получать хорошие оценки, я учила все предметы, каждый вечер был посвящен урокам. Приехала в Горный университет – здесь та же история, а нагрузки еще больше. Не всегда эмоционально с этим справлялась, но потом вошла в рабочий ритм. Преподаватели у нас в основном из Всероссийского научно-исследовательского геологического института, высококвалифицированные специалисты, известные ученые, либо просто преподаватели с большим опытом в геологии. Нам повезло.
– Это твоя профессия, сомнений нет?
– Пока точно сказать не могу. Мне бывает тяжело. Некоторые предметы захватывают, некоторые нет. Я не люблю предметы не по специальности. Например, механика, электротехника, даже какие-то гуманитарные дисциплины. Они кажутся лишними, хоть и обязательны. Предметы по специальности бывают такие сложные, что иногда не сразу можно понять, что от тебя требуется. Если говорить о практиках, они все мне очень нравились, именно после них возникает ощущение, что это точно то, чем я хочу заниматься. Каждый год жду летней практической части, чтобы то вдохновение, которое я получу за месяц-два, оставалось со мной на протяжении всего учебного года и не давало мне сломаться.
– Поговорим о Санкт-Петербурге. Как чувствуешь себя в большом городе?
– Я очень рада, что моя сознательная юность проходит в этом городе. На мой взгляд, Санкт-Петербург по-особому влияет на развитие, на взгляды, на культуру, он преобразовывает. Я живу почти в центре Васильевского острова, здесь красивая историческая архитектура, есть парки, рядом Финский залив, куда можно свободно попасть, Крестовский остров. Наверно, люди приезжают сюда за вдохновением, за глотком воздуха. Я здесь все это получила, но по дому скучаю. Здорово, что 5 лет я проведу здесь. Как будет дальше – не знаю. Мне не хватает моей Рудни. Я привыкла жить среди людей, которые заботятся друг о друге. Здесь бывает одиноко. Одиночество не зависит от того, много или мало у тебя друзей. Мне кажется, это душевное состояние.
– Что тебя вдохновляет?
– Меня не вдохновляет что-то одно. Можно идти из университета, увидеть, как красиво колышется дерево, падает листочек, как мама с сыном собирают каштаны, а можно просто посмотреть в окно, прочесть случайную фразу в книге… Все зависит от того, под каким углом я смотрю на мир, какое у меня настроение.
– Несмотря на то, что живешь в другом городе, ты не забываешь нашу газету. Расскажи, как ты начала писать?
– Когда мне было лет 14-15, в газету меня привел Виктор Николаевич. Мы были в первом байдарочном походе по Днепру от Смоленска до Дубровно (Витебская область), это было частью проекта «Русского географического общества». Нужно было как-то сообщить прессе. Виктор Николаевич писал в смоленские газеты, а меня попросил написать в «Руднянский голос». Честно скажу, у меня не получилось. Виктору Николаевичу приходилось учить, подсказывать, направлять. Было очень много походов, и писать о них всегда интересно: нужно передать эмоции, рассказать о том, какая была природа, чем занимались… мне нравилось заниматься туристической деятельностью, нравилось и писать об этом. А потом классе в 10-м походов стало меньше, я стала больше времени уделять учебе, стала писать о том, что происходит конкретно со мной. Иду в поход с младшими классами – об этом напишу. Куда-то иду, что-то вижу – тоже. Писать на определенную тему не люблю, это немного похоже на сочинение. Мой главный материал – большая статья о зимнем походе в ДЭЦ с ребятами из 6 класса, она попала на первую полосу. Я вспоминаю до сих пор! Когда кажется, что я ничего не умею, это меня даже подбадривает.
– Есть ли ощущение, что сложилась определенная аудитория, для которой пишешь? Легко ли тебе даются заметки?
– Для меня это всегда неизвестность. В школьное время я знала, что мои статьи прочитают подруги, одноклассники, что-нибудь скажут учителя, поинтересуются знакомые. Сейчас, когда пишу из большого города, не знаю, читают ли меня вообще. Это бросок в неизвестность. А что касается самого письма… тяжело именно начать, придумать первых два предложения. Я могу вынашивать мысль целый день, первые строчки даются непросто. Весь остальной текст получается очень быстро. Еще я не люблю переписывать. Мне кажется, правильная мысль та, которая первой пришла в голову. Обычно все материалы даю читать своей сестре. Отправляю, она отвечает: «Здорово, но вот здесь мне не нравится». Она мой единственный критик, хоть я и не всегда с ней соглашаюсь.
– Маша, тяжело ли тебе отказывать людям в просьбе?
– До поступления в университет я почти не говорила слово «нет». Что-то попросят – давайте, с кем-то нужно встретиться – давайте: все равно идешь, раз обещал, даже если хочется поспать. Но теперь учусь. Понимаю, что нужно что-то делать и для себя. В Рудне всех знаешь с детских лет, а здесь тебя в любой момент могут подвести. Люди больше думают о себе, чем друг о друге.
– Что ты больше всего ценишь в людях?
– Люблю тактичных людей, люблю вежливость, искренность. Всегда лучше сказать горькую правду. Считаю, нужно быть честным при любых обстоятельствах.
 
Блиц-вопросы:
1. С кем или чем ты можешь себя сравнить? Почему?
Очень часто себя ассоциирую с ручейком: камушки, пороги, постоянное движение, а потом раз – и какая-то стоячая вода, без колебаний. И сейчас я и не в стоячей воде, но и не в быстродвижущейся, потому что не очень понимаю, чего я хочу.
2. Расскажи о своем самом безумном поступке. 
Это вышло случайно. Я собиралась уехать из Смоленска в Рудню, а уехала в сторону Ельни. Взяла билет, мне указали на второй путь. На поезде ничего не было написано, я села, не зная, что поезда стоят друг за другом, а дальше разводятся стрелки, и они едут в разные стороны. Я проехала одну станцию, другую, и тут кондуктор спросила: «Девушка, а вы куда?» Я ответила: «В Рудню». Оказалось, поезд идет в сторону Ельни. На улице зима, денег на телефоне нет, где я нахожусь – не знаю. Узнала, что от Смоленска отъехала недалеко. Встретила мужчину, спросила, где я нахожусь, а он даже не был в курсе, есть ли у них автовокзал. Люди в магазине толком ничего не объяснили. Кое-как я доехала до Смоленска. Было очень страшно. 
3. Ты любишь читать? Есть ли у тебя любимый персонаж?
В школе приходилось читать очень много. Когда мы сдали экзамены, я порадовалась, что теперь могу не отнимать время у своего сна ради произведений, которые не всегда понимала. Поэтому сделала большой перерыв. Потом мне подарили книгу Пауло Коэльо «11 минут», она меня захватила, а моим любимым персонажем стала Мария, главная героиня романа. Сейчас читаю в основном в метро. Бывает, соседи заглядывают в мою книгу, но я не обращаю внимания – читают вместе со мной и ладно.
 
 
Беседовала Вероника СЛОВОХОТОВА, 
студентка МГУ им. М.В. Ломоносова